Fitkurs.ru

Красота и Здоровье
72 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Муж поставил в угол жену

Муж поставил в угол жену

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ КОМАНДИРОВКИ

Я вернулся из командировки. Моя любимая и молодая жена Ольга с порога мне заявила:

— Ты знаешь, что я на тебя злая? Я уже губки надула, имей в виду.

— Почему злая? — спросил я.

— Ты уехал и мне не позвонил, не написал. Я тут сижу одна.

— И никуда с друзьями не ездила? — наигранно удивился я.

— Ездила. — сказала она и сразу же поняла, что сказала лишнее и стала оправдываться: — ну я же одна, мне скучно, ты меня бросил одну.

— Ага. Значит, ты тут весело проводишь время, отдыхаешь культурно и еще предъявляешь претензии, что я тебе не звоню!?

— Да я и ездила-то всего один раз, — начала оправдываться она.

— А что же второй раз не поехала?

— Ты вообще. У тебя совесть есть? Оставил девушку одну.

— Я съел свою совесть с соплями в детстве, — сказал я свою стандартную для такого вопроса фразу.

— Ага, ты значит, свою совесть съел, а я что, виновата? Все, развод и девичья фамилия.

— Я тебе сейчас покажу девичью фамилию, — спокойным голосом пообещал я. — Давай иди на кухню, давай мне ужин, а потом я с тобой разберусь.

Ольга пошла на кухню, не зная, что за разборка тебе предстоит. Я переоделся, сходил в ванну, потом поел, потом пошел заниматься своими делами. Минут через 20 я позвал ее в комнату:

Она, не зная, зачем я ее зову, вбежала в комнату.

Я спокойно посмотрел на нее, на ее халатик и спросил:

— Ну так что? Ты наезжаешь на меня, что я тебе не звоню, а сама тут с друзьями развлекаешься? Где вы были?

— Да мы нигде не были. — начала оправдываться она.

— Я спрашиваю: где вы были, что делали? — повысил голос я.

Ольга опустила глаза.

Она кивнула. Я тебе тихим спокойным голосом скомандовал:

— Дай мне сюда мою сумку.

Она ее подала. Я открыл замок и из огромной сумки вытащил порядочный пучок длинных прутьев. Ольга удивленными глазами уставилась на них.

— А это что такое?

— Розги. Сейчас тебя ими пороть буду, — спокойно и буднично сказал я.

— А за что меня пороть-то? — завозмущалась Ольга. — Я и так тут одна сидела.

— Одна ты не сидела, — жестко заявил я. — Ты тут развлекалась в свое удовольствие. Сейчас за это рассчитаешься.

— Игорь, прости, я не хотела.

— Если бы не хотела, сидела бы дома.

— Нет, я больше так делать не буду. Я буду тебя всегда дома ждать, —

немного подумав, Ольга добавила: — я постараюсь никуда не ходить.

— Опять постараешься, — вздохнул я. — Что-то стараешься-стараешься, а толку никакого. — И чуть потише, но более властным голосом я ей приказал:

— Игореш, ну прости меня, — жалобно сказала Оля.

— Выпорю — прощу, — сказал я и добавил: — Прощения попросить не можешь как следует. Кто же таким приказным тоном прощения просит?!

— Каким приказным? — она не знала, что делать. — Я ничего не приказываю, я просто прощения прошу.

— Еще бы ты мне что-то приказывала. Не умеешь совсем прощения просить. Кто ж так просит?

— Искренне. Чтобы сразу было видно, что раскаиваешься.

— Когда раскаиваются, на коленки встают.

Она опустилась на колени, но не встала на них, а села на пятки.

— Я сказал: встают, а не садятся, — нравоучительным тоном сказал я.

Оля поднялась с пяток и стояла, уперев руки в бока.

— Ну? — бросив на нее взгляд, сказал я.

— Прости. Я постараюсь в следующий раз вести себя хорошо.

— Одного старания мало.

— Ну. я БУДУ вести себя хорошо.

— Конечно, будешь. Стоишь как попало, прощения не просишь. Снимай халат!

Ольга вытянула руки по швам.

— Я сказал: снимай халат, — повторил я.

Она нехотя начала расстегиваться, потом распахнула халат и, немного помедлив, сняла его и бросила на диван.

— Снимай все! — приказал я.

она завела руки за спину, расстегнула застежку лифчика и сняла его. Я не смотрел на нее, перебирая розги и откладывая их по одной в сторону. Оля взялась руками за трусики и остановилась.

— Чего ждешь? — спросил я.

Она начала медленно стягивать их с себя, приподнимая колени и проводя трусики назад. Потом она опять села на колени, закрывая грудь руками.

— Ну, так, — я встал с дивана и подошел к ней. Сейчас я тебя накажу розгами. Будет очень больно. Если ты этого не хочешь, можешь отказаться, но тогда я тебе не друг. Тогда точно — развод и девичья фамилия. Если хочешь, чтобы мы были вместе — соглашайся. Потерпеть тебе, в принципе, нужно немного, зато потом все будет нормально. Минута тебе на размышления.

— Я согласна, — немного охрипшим голосом сразу ответила мне жена.

— Минута тебе все равно предоставляется. Посиди и помолчи. Может быть передумаешь, — я стал смотреть на часы. Она молча сидела на пятках.

— Минута истекла, — объявил я, — теперь запомни: я тебе назначаю 50 розог, но ты можешь прервать наказание, если скажешь слово «космос». Все остальные слова типа «не надо», «стой» сигналами остановки не являются. Скажешь «космос» — я сразу остановлюсь.

— Почему космос? — удивилась Оля.

— Ну так. Слово в данной обстановке неприменимое, поэтому. Можем и что-нибудь другое придумать, разницы нет. Ну что ж, начнем. Ложись на диван!

Оля поднялась с пола и подошла к дивану. Оглянувшись на меня, она медленно легла на живот, вытянув руки вдоль тела. Я взял ее за запястья и переложил твои руки, вытянув их вперед. Потом я немного полюбовался на ее голое тело, на выпяченную попку, взял розгу и, взмахнул ею. Раздался короткий свист рассекаемого воздуха. Оля поежилась.

Я сделал шаг к дивану, взмахнул розгой самой ее тонкой верхушкой хлестнул ее по попе. Она не успела еще вздрогнуть, а поперек ее ягодиц засияла красная полоска. Я стегнул ее еще раз. Теперь ее тело колыхнулось и на попе загорелась еще одна полоска. Я стал наносить удары один за одним, почти без интервалов между ними, стараясь только, чтобы кончик розги отмечался на той и другой половинке попы примерно одинаковое число раз, потому что именно он бьет больнее всего. На шестом ударе Оля не выдержала:

— Ой, больно! — простонала она.

Я молча продолжал пороть, но уже через два удара от казавшейся на вид крепкой розги отлетел кусок вершинки сантиметров в пять. Я продолжал.

— Ай, не надо! — вскрикнула Ольга. — Я постараюсь исправиться, ой. ай.

На двенадцатом ударе от розги отлетел еще больший кусок и она заметно укоротилась. Я отбросил ее в сторону и взял другую. Случайно выдавшийся перерыв Ольга постаралась использовать в полную меру.

— Игорек, ну не надо, ну не бей. Мы хоть и ходили с друзьями, но мы ничего не делали такого. Я больше не буду, честно.

Она закрыла попу руками. Я спокойно взялся за них и положил на прежнее место.

Ее попа была исчерчена широкими багровыми полосами. Мне стало жаль жену, но назначенные 50 «горячих» она должна была получить. Я опять начал стегать ее ягодицы, стараясь попадать по еще не покрасневшим местам, но такие места было очень трудно найти. Я считал про себя: «Тринадцать, четырнадуать, пятнадцать», а Оля в это время голосила:

— Айй. ойй. Мммм. ааа.

Ее тело дергалось и извивалось, попа то отодвигалась от меня, то опять придвигалась ближе. Мне стало все труднее попадать на нужные места и я свободной рукой шлепнул Ольгу по красной горячей ягодице:

— Не вертись! — потом опять стал считать про себя: «Девятнадцать,

Опять не выдержала розга. Отломившийся кончик повис на кусочке коры. Я отбросил эту розгу и взял третью.

— Игореш, пожалуйста, не надо, все. — умоляющим голосом стонала Оля.

Я продолжал наказание. Но тут Ольга вновь, на этот раз одной рукой,

попыталась закрыться от моих ударов. Я слабее, чем по попе, стегнул ее по руке, но видимо, попал по очень больному месту — она резко отдернула руку. «Двадцать пять, двадцать шесть. «

— Аа, ооой, не надо! Перестань! — визжала Ольга, но я не обращал на эти крики никакого внимания. На попе уже появились расположенные хаотически вспухшие рубцы и я стал опасаться, что набухшая кожа может лопнуть. Железное правило, которое я установил для себя — никакой крови! Поэтому я чуть уменьшил силу ударов и стал наносить их пореже — с интервалом секунд в 20 — 30, а не один за другим, как вначале. Пользуясь этими короткими передышками, Ольга стала орать:

— Ненавижу тебя. Гад. Перестань. Хватит меня бить.

Я подумал, что она вполне уже могла забыть о нашем уговоре и, меняя после 31-го удара розгу, сказал:

— «Космос» не забыла?

— А если я скажу «космос», что будет? — сквозь слезы простонала Оля.

— Пороть перестану, а поставлю в угол. За каждый неполученный удар — 10 минут. — Сразу же я прикинул в уме, что это будет более 2-х часов.

Ольга молчала, поэтому я опять пустил в ход розгу. Оставалось совсем маленько, поэтому сейчас я решил ее не жалеть и стал выдавать удары по полной программе. Она опять заорала:

— Аааай. ооойй. аааа.

Я считал уже «Сорок два, сорок три. «, когда она вдруг вместо очередного «ааай» крикнула:

Я сразу же бросил измочаленную розгу и перевел дух. Ольге оставалось получить всего 7 «горячих», но видно, терпения уже не было. Неудивительно — розга бьет намного больнее ремня, хотя звук от нее не такой смачный. «Жалко Ольгу», — подумал я. — «Всего семь ударов оставалось, а теперь 70 минут в углу стоять» и поэтому я свое решение изменил:

— Так. За хорошее поведение во время порки за каждый оставшийся удар — 5 минут в углу на коленях. Ударов тебе оставалось семь, поэтому — 35 минут. Быстро вставай и марш в угол!

Оля, выпячивая испоротую попу, поднялась и, хлюпая носом, отправилась в угол, в который я обычно ставил тебя, когда мы играли. Ее лицо покраснело, волосы растрепались и прилипли к мокрым от слез щекам. В углу она осторожно опустилась на коленки, повернувшись лицом к стене и замерла в такой позе. Только вздохи и всхлипывания выдавали твое присутствие в комнате. В это время в прихожей раздался звонок. Я пошел открывать.

Читать еще:  Фото жена с любовником

Оказалось, пришел Витя-художник, который опять не уложился в сумму и опять явился за деньгами. Денег я ему, конечно, дал и хотел уже выпроводить восвояси, но он спросил:

— Наказана она, — коротко ответил я.

— Ааа, — протянул Витя, но в подробности вдаваться не стал. Он опять стал заводить какой-то свой тягомотный разговор, а я поминутно смотрел на часы, чтобы не просрочить Ольгины 35 минут. Но вот, наконец, мне удалось отвязаться от Вити и выпроводить его.

— Ну так. — сказал я, входя в комнату, где Ольга уже не стояла, а полусидела в углу. — Время твое кончилось, вставай.

Она поднялась и, блестя масляными глазами, направилась ко мне. Перенесенная боль и отдых после нее, видимо, сделали свое дело. Во всем ее обнаженном теле читалось только одно желание. Я тоже сделал шаг ей навстречу.

Исповедь идеального мужа

Давид Бален
dbalen@mail.ru
http://dbalen.narod.ru
***
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ АВТОРА!!
Эта литературное произведение предназначено только для взрослых, поэтому лицам, не достигшим 18 лет, читать его запрещается.
Все события, о которых рассказывается в произведении, являются плодом фантазии, ни в коей степени не отражают действительность и написаны для удовольствия взрослых.
***
ИСПОВЕДЬ ИДЕАЛЬНОГО МУЖА
Моя жена поручила мне написать это произведение и сама же придумала название. Она надеется, что многие семейные пары станут намного более счастливыми, если последуют ее примеру или, хотя бы, кое-что возьмут на вооружение.
Я издавал газету, которая пользовалась у населения повышенным спросом. Это приносило мне достаточно высокий доход, плюс еще и уважение, и влияние в различных сферах жизни. Некоторые считали меня завидным женихом, ибо к сорока годам я еще не успел обзавестись семьей. Алла же была начинающей журналисткой, только пытавшейся устроиться в штат какой-нибудь редакции. Мы с ней познакомились на свадьбе моего друга Котика, и так получилось, что у нас завязалась любовная интрижка.
Наши отношения ни к чему не обязывали, но со временем я вдруг почувствовал, что без Аллы мое существование превратится в какое-то постылое времяпрепровождение.
И тогда я ей сделал предложение, будучи твердо уверенным, что молодая девушка с радостью его примет. Но каково же было мое удивление, когда я получил от нее совершенно неожиданный отказ. Точнее, это было условие, которое я воспринял именно как завуалированный отказ. Она заявила, что выйдет замуж только за того, кто будет ей во всем подчиняться.
Из литературы я кое-что уже знал о женском доминировании, и до сих пор у меня не возникало желания испытать подобного рода ощущения в реальной жизни. Однако, убедившись в непреклонности Аллы, я вдруг задал себе вопрос: а почему, собственно, не попробовать? Ведь не каждому выпадает возможность быть в таких, весьма пикантных отношениях с юной красавицей.
Я сказал Алле, что согласен на ее условие, и тогда она провела со мной первую воспитательную беседу. Моя будущая жена сидела на диване, скрестив свои дивные ножки, а я стоял напротив нее словно проштрафившийся школьник.
— Женщины по своей природе более высшие существа, и потому мужчины должны их во всем слушаться. Только в этом случае в мире может воцариться покой, согласие и счастье.
Алла не разрешила мне оспорить этот типично феминистский взгляд на взаимоотношения полов. Развивая свою мысль, она заявила, что собирается регулярно меня наказывать в профилактических целях, а за конкретную провинность меня ждет серьезная экзекуция.
— А теперь спусти брюки и трусы. И, пожалуйста, учти, что, если ты не будешь слушаться, у нас все немедленно закончится, так и не начавшись.
Пришлось повиноваться, хотя и было очень конфузно стоять перед молоденькой девушкой нагишом. Она велела мне лечь поперек ее коленок так, чтобы ноги и руки не касались пола. Вцепившись пальчиками в ягодицы, Алла подвигала меня и зажала между ножками моего естественно возбудившегося дружка. И стала шлепать ладошками по заднице, уча, так сказать, уму-разуму.
Должен признаться, что я получил непередаваемое удовольствие, а последовавшая за этим ночь любви была верхом блаженства.
***
Аллочка прочитала то, что я уже написал, и явно осталась недовольной. Это я понял по той порке, которую получил прямо не отходя от письменного стола. Она приказала оставить все как есть, а дальше писать под ее диктовку.
Моя жена твердо верит в необходимость профилактического наказания супруга. Разумеется, она меня наказывает всякий раз, когда я нарушаю одно из ее правил, но Алла предпочитает избегать неприятных ощущений от моего дурного поведения, влекущего за собой ту или иную меру воздействия. Поскольку муж обычно физически более силен, чем его жена, крайне важно, чтобы она постоянно утверждала свою доминирующую позицию в браке. Это во многом устраняет мужской соблазн пренебрегать своими обязанностями и нарушать установленные женой правила. Поэтому каждую субботу утром я получаю обязательную порцию наказания независимо от того, как я себя вел в течение недели. После порки я стою голым в углу обычно около часа, и к моменту возвращения дочки из школы вся процедура заканчивается к нашему обоюдному удовольствию.
Алла считает, что, физически наказывая мужа, женщина проявляет тем самым свою высшую женственность в виде своего полного господства, и поэтому все должно делаться для того, чтобы лишний раз подчеркнуть ее превосходство. Хотя дома Алла всегда ходит в джинсах, для сеанса порки она обязательно надевает платье, но без нижнего белья. После завтрака мы идем в спальню, где она садится на стул и наблюдает, как я раздеваюсь до трусов. Я не должен задавать никаких вопросов, а молча принести ей пластмассовую массажную щетку, заранее замоченные розги и трость — она потом будет решать, чем воспользуется для моей порки. Алла сама спускает с меня трусы и велит мне подвернуть ей подол, чтобы на платье не образовались складки.
Все делается без какой-либо спешки. Я выслушиваю очередную лекцию о том, что женщины являются естественными госпожами мужчин, и что они имеют право на абсолютное повиновение своих мужей и именно этого она ожидает от меня. Моя жена объясняет мне, что, хотя я вел себя удовлетворительно в течение всей прошлой недели, порка, которую я сейчас получу от нее, должна стать гарантией того, что я буду себя хорошо вести и всю будущую неделю. Потом она укладывает меня на свои колени. То, что мне приходится испытать, часто варьируется, но обычно она начинает с десятка сильных ударов тыльной стороной массажной щетки расческой, после чего берет паузу и спрашивает, ценю ли я то, что она делает для меня? После чего возобновляет порку и наносит не менее тридцати сильных ударов.
Боль становится нестерпимой, и я начинаю всхлипывать, буквально ягодицами ощущая, кто хозяин в доме.

Но моя жена не прекращает порки, а переходит к следующему этапу. Убедившись, что я уже не в состоянии больше выдержать, она спрашивает меня о тех нарушениях, которые я совершил вне дома или в ее отсутствие и о которых сразу не признался. За эти годы Алла меня приучила к тому, что я ей никогда не вру и стараюсь ничего не утаивать. Потому что, если она узнает о каком-нибудь моем проступке в ходе порки, то это означает дополнительное наказание более серьезным инструментом. Алла встает и берет бамбуковую трость, а мне приказывает нагнуться и обхватить руками лодыжки. И тогда моим и без того уже израненным ягодицам достается еще, как минимум, пять ударов упругой тростью, но количество ударов варьируется в зависимости ее настроения или тяжести совершенного.
Потом Алла ставит меня в угол, где я должен стоять на коленях, держать руки за головой и ни в коем случае не прикасаться к выпоротому заду. Обычно она сидит в той же комнате, болтает по телефону и внимательно следит, чтобы я не двигался. Иногда мне приходится стоять в углу довольно долго, пока, скажем, она принимает душ. И, хотя в этом случае жена меня оставляет без всякого присмотра, тем не менее, мне даже в голову не приходит нарушать ее приказ не двигаться.
Короче говоря, вся наша семейная жизнь построена на том, что женщины превосходят мужчин. И, честно говоря, этот принцип работает прекрасно.
Я очень редко нуждаюсь в порке в течение недели, и моя жена считает это несомненным достижением.
Я окончательно и бесповоротно принял превосходство жены над собой, и это действительно принесло нам настоящее счастье. Мне кажется, что во время свадебной церемонии женихи должны клясться «любить, уважать и повиноваться», а невесты должны брать на себя обязательство «любить, уважать и исправлять».

Муж поставил в угол жену

Работающая техника для мужей, которые соответствуют средней норме в плане выполнения своих мужских обязанностей.

Например, муж и жена изначально распределили роли в семье по патриархальным принципам:

— муж обеспечивает и защищает семью, решает все вопросы связанные с внешним миром;

— жена рожает много детей, занимается хозяйством, готовкой, детьми и всячески старается быть достойной женой, при этом она слушается мужа. Муж всегда прав, он глава семьи.

Их скрепляет взаимная любовь (поначалу влюбленность).

Обратите внимание, что если муж не выполняет свои обязанности — например он за равенство, и поэтому разрешает своей жене работать, то он не может ожидать от нее послушания, потому что он не заслужил того, чтобы его слушались.

«Если сам прям, то все исполнят и без приказания. А если сам не прям, то слушаться не будут, даже если им прикажут.» Конфуций.

Хорошо, предположим что муж сильный, достойный уважения – выполняет свою часть договора, а жена не выполняет – спорит например или не слушается (из-за лени обычно).

Что это означает – она через действия показывает мужу то, что он плохой. Предмет спора или тема непослушания не важна (муж ведь всегда прав — споры не уместны). Важно что она через действия сообщает о том, что не довольна качеством заботы мужа о ней, о семье.

Логика в том, что раз она делает вам зло, то следовательно считает, что вы ей делаете зло. А вы то знаете, что зла ей не делаете, и в этом есть несправедливость, на которую следует жене указать.

В этом случае следует в спокойном и доброжелательном тоне спросить: «Дорогая, что тебя не устраивает в том, как я исполняют обязанности мужа? Жилье у нас есть, еда тоже, ты не работаешь, дома у нас спокойно, никто ни на кого не орёт, живу я трезво – что тебе ещё нужно? Чего тебе не хватает посмотри как твои сверстницы живут – на кусок хлеба трудом зарабатывают, а я тебя от этой тяжёлой доли защитил».

Читать еще:  Как расстаются любовники

Если она скажет что-то неважное типа: «Ты мне мало времени уделяешь или ты со мной порой слишком жёсткий и грубый» разумно ответить: «Я занимаюсь своим делом, чтобы содержать семью. Если я грубо или жестко говорю, значит есть причина, значит не слушаешься. Ты подчинись, сделай как говорю со смирением — сразу стану мягче».

Если вы являетесь нормальным мужем (содержите жену, даёте возможность рожать от вас детей), то замечания у неё будут незначительные. Сообщите что она хочет идеала, а вы нормальный (что в наше время редкость) и поэтому пусть будет рада тому что имеет. Делайте упор на то, что вы её оградили от проблем и суеты внешнего мира. Подарили ей спокойную жизнь, в которой она расцвела. Изучите с ней сказку про золотую рыбку, в которой жене все было мало и чем все в итоге закончилось.

Можно применить более жёсткий вариант после слов о том, то мы ей даём (содержание и защиту) спрашиваем: «А ты что творишь родная? Ты вообще берега попутала спорить с мной? Ты обязанности свои помнишь? Слушаться мужа.

Тебе что воздух свободы … (пятую точку) защекотал? Ты реальной жизни захотела хапнуть? Повкалывать на работе захотела?

Ты какое будущее нашим детям готовишь? Какой пример продаёшь? Спросишь со мной, не уважаешь, хочешь чтобы они в будущем так же со мной спорили, не слушали меня и не уважали? Это же по сути безотцовщина будет, так как я для них авторитетом не буду. Тогда они не воспитанными вырастут, разбалованными и в тюрьму попадут — там их будут уже по другому воспитывать. Ты этого нашим детях хочешь? Ты понимаешь, что творишь?»

Или такой вариант: «Я не понял, тут кто-то берега попутал? Ты не офигела ли с мужем спорить? Рот закрой (или: «Молчать» — если что-то говорит). Когда муж говорит, жена молчит. Мой решение такое: ….….. Власть и ответственность на мне. Исполнять. По выполнению доложить.»

В ваших словах, при постановки жены на место, должна быть мужская сила, уверенность в себе, доминантность (по сути тестостерон), и если нужно претензия («наезд»). Можно тон не повышать, а лишь сделать жёстким, можно повысить. Это от темперамента мужчины зависит (как и использование матов). Ключевой момент что это тон руководителя, хозяина. Через него женский инстинкт считывает что муж сильный, значит нужно его любить.

Варианты разговора могут самые разные, но всех их объединяет одно – через них жена узнает и понимает, что муж не позволяет ей себя неправильно вести, ставит на место.

Если причина спора (непослушания) мелкая, то значит причина этого прецедента в том, что её инстинкт подталкивает проверить вас на «зуб». Следует осадить жену и скорее всего она успокоится, а если нет, то обвиняйте её в несправедливости (двуличности) – нарушении договорённости о послушании мужа и ставьте «вилку»: «Или делай по моему или уматывай с вещами». Таким образом идете на обострение конфликта.

Ранее вы говорили что никогда ее не бросите, а тут говорите чтобы уезжала и даже вещи её к выходу выносите. Как это понимать и как это ей объяснить? Суть в том, что вы её не бросаете, а отстраняете от себя на время = наказываете невниманием, чтобы она смогла подумать о своем поведении в одиночестве. Можно к маме ее отправить и сообщить маме почему вы ее к ней отправили. Бросить жену можно только если она вам изменит — с кем-то переспит. Говорить про то чтобы уезжала разумно только если баланс значимости построен верно – она любит вас больше, чем вы её. Тогда она с высокой степенью вероятностью испугается перспективы жить не с вами и уступит.

Если баланс значимости провален – она вас не любит, не уважает, слова ваши всерьез не воспринимает, считает вас за подчиненного, то тут возможны два варианта:
— жена не может жить с тем, кто слабее её и скоро она уйдет к другому;
— жена может жить с тем, кто слабее её – в режиме матриархата, а значит вам предстоит стать сильным, а потом отнять у неё власть в семье.

К окончательному уходу жены (навсегда) нужно быть готовым. Она это почувствует – вашу решимость и не уйдёт (если любит), а если уйдёт, то это будет для вас благом – рядом не будет непослушной жены (не любящей вас), а достойных мужчин мало – найти другую жену не проблема. В этом плане многоженцам проще – когда у тебя 2, 3 или 4 жены уход одной не так критичен, как уход единственной.

Вилку по уходу это «тяжелая артиллерия» — можно делать, если не работают другие убедительные слова и действия.

Если жена продолжает с вами спорить – вы понимаете, что не можете поставить её на место, то со временем она 100% вас разлюбит и уйдёт, так что не бойтесь ставить «вилку» об её уходе, до наступления этого печально момента. Идите до конца – женщины таких мужчин любят.

Пресекать споры, непослушание жены в любом виде необходимо сразу, не спуская, на тормозах, ни одного случая.

«Проглатывая» (прощая) неуважение, непослушание, споры от жены вы уменьшаете свой авторитет в её глазах. С уменьшением авторитета уменьшается и ее любовь к вам, так как авторитет это признак силы, а любить жена может только сильного.

Быть сильным для мужчины — норма.

—>

Жасмин: «Семендуев ставил меня в угол»

Люди из окружения певицы Жасмин и ее мужа Вячеслава Семендуева рассказывают, что Семендуев заснял на видео измену жены; сама Жасмин пересказала подробности своего избиения доктору Курпатову.

«Муж сильно бил меня по голове, пока я не подписала все бумаги»

Два дня назад зрители Первого канала могли наблюдать, как в прямой эфир передачи «Доктор Курпатов» позвонила певица Жасмин. Она рассказала доктору подробности трагедии, которая разыгралась в ее жизни, и попросила у него психологической помощи.

Чуть меньше месяца назад Жасмин попала в одну из московских больниц. Тогда врачи диагностировали сотрясение головного мозга, перелом спинки носа, множественные ушибы, ссадины и гематомы. Кроме того, певица пребывала в глубоком психологическом шоке. Немного позже она призналась, что побои и увечья наносил ее собственный муж.

Сейчас физическое состояние певицы улучшилось, однако душевная рана не затянулась. За советом она решила обратиться к самому популярному в стране психотерапевту. Обычно Андрей Курпатов не консультирует героев своей программы по телефону, однако для Жасмин он сделал исключение.

С любезного разрешения Первого канала мы печатаем сокращенную расшифровку этой беседы. Из нее становится ясно — какими бы ни были глубинные причины конфликта в этой семье, Жасмин прошла через тяжелые испытания. Надеемся, советы доктора помогут и другим женщинам, оказавшимся в похожей ситуации.

«Мне все хуже и хуже»

Ж.: — Я не просто обижена, это не обида, нет, я униженная, оскорбленная женщина. И сейчас у меня большая проблема: во-первых, у меня огромный страх, страх перед будущим, страх того, как меня будет воспринимать моя публика, мои зрители. После всего того, что они увидели и узнали, мне просто стыдно. Я не представляю, что мне делать.

Д. К.: — Как сейчас физическое состояние?

Ж.: — Физическое состояние потихонечку восстанавливается. А внутреннее состояние — я абсолютно не в форме. Больше того, скажу, что мне все хуже и хуже. Я не уверена в правильности своего выбора, я никогда в жизни не выносила всю свою боль на суд общественности.

Д. К.: — Жасмин, это уже случилось, это факт, с которым мы имеем дело. И сейчас есть ваше чувство. Вы испытываете чувство стыда от того, что люди узнали, что ваша жизнь была не такой замечательной и радужной, как это казалось.

Ж.: — Да, я всегда пыталась это скрыть, быть оптимистом.

«Я была загипнотизирована этим человеком»

Д. К.: — Ваш брак — это был ваш сознательный выбор?

Ж.:- Я просто поняла, что у меня появился человек, который гораздо взрослее меня, который подарит мне мир, который меня очень любит. Я была безумно счастлива от этого. Но когда я уже вышла замуж, через две недели вся эта сказка закончилась. Я почувствовала, что человек изменился кардинально. Он начал решать все за меня. Я должна была делать только то, что мне говорят.

Ж.: — Я должна была есть, во сколько он скажет. Вставать, ложиться, одеваться. В последние годы он заставлял меня писать план, что я буду делать на следующий день. Доходило до такого маразма. Я начала думать: наверное, это нормально. Человек он взрослый, намного опытнее меня, я — маленькая, неопытная, все будет хорошо.

Д. К.: — Вы не могли не испугаться в тот момент, когда он вдруг внезапно переменился.

Ж.: — Я испугалась сразу, но я старалась не думать об этом. Я думала, что изменю его.

Д. К: — Что вы хотели в нем поменять?

Ж.: — Чтобы он был справедливым, не таким жестким.

Д. К: — Какие вы шаги предпринимали?

Ж.: — Я была доброй, искренней. Встречала его с улыбкой, пыталась как-то вникнуть в его работу, приходить к нему почаще, ужинать с ним.

Д. К.: — То есть вы пытались создать позитивный фон?

Ж.: — Да. Но я была пожизненно загипнотизирована этим человеком.

Д. К: — Я понимаю, что было двойное существование. С одной стороны, была Жасмин, которая пыталась вести себя так, чтобы ему это нравилось. Но была и другая Жасмин, которая в этот момент страдала, мучилась. Вам приходилось в своей семье постоянно играть?

Ж.: — Получается, так.

«Ему не нравилось быть просто «мужем Жасмин»

Ж.: — Петь всегда было моей мечтой. Я, сколько себя помню, всегда пела. Я начала петь дома, где были наши общие друзья. И кто-то ему сказал: «У тебя жена, оказывается, талантливая!»

Д. К.: — По сути дела похвалили не вас, а похвалили его. За то, что он такую талантливую жену себе нашел? И он приободрился немножко, наверное, в связи с этим?

Ж.: — Приободрился. И у него сразу же появилась цель. Оказывается, этот человек всегда очень хотел попасть в мир шоу-бизнеса. А как попасть, он не знал. Решили, что будем делать это обоюдно. И я вдруг поняла, что здесь хотя бы смогу раскрыться.

Д. К.: — И тут появилась надежда на то, что можно получить часть жизни, в которой будет светло и радостно, где можно будет самореализоваться, да?

Д. К. — И эти надежды?

Ж.: — Они были ошибочны. Я это поняла сразу. Бесконечные скандалы. Он меня бил, нецензурно оскорблял. У него всегда свое мнение есть.

Читать еще:  Муж обзывает жену тварью как реагировать

Д. К.: — У вас же тоже было свое мнение.

Ж.: — А я всегда молчала.

Д. К.: — И вы его не высказывали?

Ж.: — Я не имела права.

Д. К.: — Потому что все бы это закончилось.

Ж.: — Плачевно. Я в один момент даже ему сказала: давай это прекращать, потому что у тебя все больше агрессии.

Д. К. — То есть вы говорили о том, что вы хотите прекратить карьеру певицы?

Ж.: — Да. Для меня в первую очередь важна семья, наш ребенок. А он сказал: «Ты что, хочешь закрыть все, во что я вложился и сделал?» И здесь я вдруг понимаю, что человек просто возомнил себя не знаю кем.

Д. К.: — Вы являлись инструментом его успеха?

Ж.: — Да, и его это очень часто мучило, что говорят — муж Жасмин.

«Он сказал: ты моя рабыня»

Д. К.: — Он вас не контролировал на сцене?

Ж.: — Он меня контролировал. Но по крайней мере я знала, что именно в эти минуты он ко мне не подойдет. Это было единственное место, где я была сама собой. Если что-то ему не нравилось, он унижал, оскорблял меня перед коллективом. Говорил, что это за движения, ты не так ногу поставила, ты не так посмотрела. Я для него была просто манекен.

Д. К.: — Постепенно надежда на счастливое житье-бытье угасала?

Ж.: — Знаете, почему угасала? Потому что люди, которые начали со мной работать, пытались бороться с ним, не выдерживали и сбегали. Я поняла, что люди-то тоже имеют свою позицию. Значит, не только мой муж прав.

Д. К.: — Вы увидели, что кто-то может сказать вашему мужу нет, сбежать от него, критиковать его. Жасмин, которая пряталась всю дорогу, она вдруг поняла, что у нее тоже есть точка зрения, ее взгляды, вы дали себе право думать, так как вы на самом деле хотели бы думать.

Ж.: — Как избавиться от этой глубочайшей боли, я не знаю.

Д. К.: — Вы должны понять, что вы совершили за эти последние недели. Вы можете сказать, как вы здесь оказались?

Ж.: — Потому что была избита.

Ж.: — Единственное, что я сказала: «Хватит на меня кричать». Он мне сказал: «Я тебя купил. Ты моя рабыня, и я буду делать с тобой, что захочу».

«Семендуев ставил меня в угол»

Ж.: — В первый раз я ушла от него в Италии, где он спровоцировал нашу ссору. Выдумал, что я сказала кому-то, что на нашей свадьбе у меня было платье скромное. И из-за этого он меня поставил в угол. Я пошла и встала, боялась дернуться, он мне приказывал, чтобы я не облокачивалась. Я стояла и боялась. А потом в какой-то момент я понимаю, что какая-то часть меня говорит: борись за себя, ты сильная. Пойди ему и скажи: я не буду стоять в углу.

После этого, приехав в Москву, я собрала вещи, забрала ребенка и уехала к брату. Через два-три дня он начал меня просить о пощаде, говорил, что это никогда не повторится. Плакал, говорил, я без тебя жить не могу. Но тогда сломал меня ребенок: «Мама, ты не будешь больше жить с папой?»

Д. К.: — Как быстро разочаровались?

Ж.: — Я была в Краснодаре на выступлении, когда все это и произошло. Он меня очень сильно избил. Ни за что. Без повода. Но самое страшное другое: когда я вернулась в Москву, он встречал меня с кучей охраны. Я вся опухшая, у меня все лицо разбито, шишки, разбит нос, синяки безумные, ушибы на теле. Я просто не поняла. Я говорю сама себе: что-то происходит не то! Что-то он задумал. Но когда я приехала домой, все поняла.

Поднимаюсь наверх, он мне звонит снизу и говорит: «Принести тебе чай?» Я говорю: «Да, спасибо». Заходит через полчаса и говорит: «Мне надо с тобой поговорить». Я говорю: «Хорошо, я тебя слушаю». Заносят какую-то папку, огромную, как чемоданчик-кейс, вытаскивают кучу документов, невероятное количество, ставят все это на стол, ручку — вот, подписывай. Я говорю: «А что это?» «Не важно, делай, как я тебе говорю, иначе тебе будет очень плохо». Я говорю: «Зачем ты это делаешь, я же вернулась, я же дома, что ты хочешь от меня еще?» — «Делай». Я сказала: «Я не буду этого делать. Я считаю, что неправильно ты поступаешь со мной». Он меня хватает за шиворот, сажает на стул, притягивает стол и начинает очень сильно бить по голове, по шее. Я, естественно, дрожащими руками, с закрытыми просто глазами все это подписываю. Мне уже было все равно, потому что я поняла, если я этого сейчас не сделаю, то все, меня не будет.

Собрав все телефоны, он язвительно так сказал: «Ты же говорила, что ты ничего подписывать не будешь, а вот же, подписала!» И отправил мне воздушный поцелуй. С улыбкой на лице и очень довольный.

Но оказался еще один телефон, который он не увидел у меня в сумочке. И я отправила SMS тете — срочно меня отсюда забирайте. Брат написал заявление, они приехали и меня забрали. И так я оказалась здесь.

«Муж убил бы меня, если бы узнал о нашем разговоре»

Д. К.: — Жасмин, кто принял решение по поводу того, что вы расстаетесь?

Д. К.: — Я очень хочу, чтобы вы это поняли: именно вы приняли это решение. Жасмин, которая на протяжении многих лет терпела, играла, мучилась от страха, в какой-то момент сказала: я больше так не могу, и я больше так не буду. Я буду сама собой.

Ж.: — Но как же быть с тем, что думает сейчас моя публика?

Д. К.: — На протяжении этих лет вы со сцены были вынуждены недоговаривать. Я не говорю лгать. Но вы были вынуждены рисовать искусственный образ, которого не было в реальности. Образ счастливой девочки, у которой все замечательно. И сейчас вы просто сможете наконец быть честной. Чего стыдиться?

Ж.: — Вы считаете, что мне просто не надо обращать ни на что внимания и делать любимое дело?

Д. К.: — Главное — это испытать чувство огромной радости, огромного облегчения, не загонять себя в новые силки, в новые страхи. Вы привыкли очень долго испытывать страх, вы боялись собственного мужа. Сейчас вы боитесь, что вас осудят, будут о вас плохо думать. Это привычка бояться, но главное ощущение, которое вы обрели от жизни сейчас, — это чувство радости, чувство свободы. Мы можем с вами разговаривать, и вы мне рассказываете все как есть.

Ж.: — Да, это счастье.

Д. К.: — Вы раньше могли себе это позволить?

Ж.: — Нет. Никогда в жизни. . Он бы просто убил бы меня, если бы знал, что я с вами разговариваю.

Семендуев заснял на видео измену жены?

В правоохранительных органах нам подтвердили, что возбуждено уголовное дело в отношении мужа Жасмин Вячеслава Семендуева. Осложняется все тем, что показания певицы и ее мужа противоречат друг другу. Жасмин утверждает, что увечья ей нанес муж.

А Семендуев заявил, что никого не избивал, а все эта «темная история» — провокация и он опасается за свою жизнь!

Но вот что нам рассказал человек из близкого окружения певицы.

Телохранитель был слишком близко к телу?

— На самом деле Семендуев получил доказательства неверности жены, — поведал наш информатор. — Жасмин всегда боялась мужа. Семендуев — дагестанец — строгих правил. Это он запретил жене рассказывать, что у них есть сын. Он следил, чтобы она не раздевалась на сцене. Он же и нанял ей личного охранника, которому полностью доверял. Охранник — вроде как человек нейтральный, на службе. Он всегда был рядом с Жасмин, его она видела порой чаще мужа. Жасмин бы никогда не решилась завести любовь на стороне — она была под полным контролем.

Этого охранника, который с ней всегда ездил на гастроли, мы постоянно видели возле Жасмин, но не воспринимали его всерьез — так, пешка. Однако многие обратили внимание, что он встает не перед дверью гримерки певицы (как положено), а заходит внутрь и надолго. То есть она переодевается, а он — слишком рядом.

Кто-то Славке Семендуеву нашептал, что охранник всегда стоит не со стороны комнаты из коридора, а находится с ней в комнате. Семендуев за большие деньги нанял частных сыщиков. Они засняли все, что происходит в гримерке Жасмин на гастролях. Рассказывают, они приезжали раньше певицы и ставили какие-то миниатюрные камеры слежения. Засняли все, что Жасмин делала в разных гримерках на гастролях в разных городах перед выходом на сцену.

Когда Семендуев посмотрел весь собранный видеоматериал, говорят, так рассвирепел, что избил жену. И еще заставил подписать какие-то документы — якобы она не имеет права претендовать на его состояние. Но Жасмин после развода все равно станет очень богатой — у них же с мужем общие банковские счета. Говорят, приезжал ее отец (он дагестанец) в Москву к Семендуеву и сказал, мол, я тебе свою дочь отдал девственницей из аула, а ты что натворил, мол, я тебя убью! Тот ответил: минуточку, сядь и посмотри. Посадил тестя перед телевизором, показал ему кассету, отец сказал, мол, у меня нет к тебе претензий.

— Но ведь Семендуев заявил, что вся эта история с избиением — провокация!

— Может быть. Но, рассказывают, охранник, из-за которого сыр-бор разгорелся, теперь за свою жизнь опасается. Где он и что с ним, никто не знает.

Что делить?

Как известно, Семендуев являлся продюсером певицы и вложил в ее раскрутку, по некоторым данным, около двух миллионов долларов. Причем оба супруга были в доле. Жасмин зарегистрирована как индивидуальный предприниматель и имеет отдельный от мужа доход.

— У Жасмин и ее мужа есть как общие банковские счета, так и раздельные тоже, — сказали нам люди из шоу-мира. — На Жасмин числится несколько очень дорогих машин. Конечно, бить женщину нельзя. Но и Жасмин — не такая наивная девушка. Она нарочно подняла всю эту шумиху. Шоу-бизнес — это большие интриги.

Окончательное слово — за правоохранительными органами. Они должны поставить точку в этом громком деле.

// «Комсомольская Правда», фото с официального сайта Жасмин

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector